Кыргызстан: Белый дом под охраной - усиленной и разной (фото)

На сайте koketka.by есть много рецептов первых блюд
, а все о беременности на 5 неделе можно найти здесь

Следствием киргизского феномена смены власти - с помощью митингов - стало избыточное количество охранников Белого дома (так в Кыргызстане называют здание парламента, в котором находятся также президент и его администрация. – Прим. ред.). В дни проведения у здания каких-нибудь митингов, даже малочисленных, на помощь службе государственной охраны (СГО) прибывают подразделения внутренних войск МВД, Национальной гвардии, кинологи. Акция в семьдесят человек, а охранников – несколько сотен. Возможно, причина в том, что нынешние руководители Кыргызстана пришли к власти именно посредством митингов, назвав их впоследствии революциями.

* * *
Акции протеста в Бишкеке - явление нередкое. Случается, митинги завершаются захватом Белого дома насильственным путем, как это было 24 марта 2005 года и 7 апреля 2010-го. Последняя такая попытка произошла3 октября 2012 года: в «захват» чуть не перерос мирный митинг за национализацию рудника Кумтор, инициированный представителями оппозиционной партии «Ата Журт». В тот день на главной площади Бишкека Ала-Тоо собралось около 500 человек. Вначале на акции присутствовали только милиционеры, не имевшие при себе даже дубинок. Белый дом охраняли сотрудники СГО. Через час распалившийся депутат Камчыбек Ташиев заявил собравшимся: «Чингисхан с тридцатью воинами захватил власть - чем мы хуже монголов? Пойдемте и сами заберем «Кумтор» для народа. Вы пойдете за мной?» Получив утвердительный ответ, депутат в окружении ста человек спортивного телосложения пошел на Белый дом, по пути буквально сметая милиционеров. Затем с тридцатью соратниками перелез через ограду, после чего между митингующими и охраной началась драка. Сотрудники СГО применили резиновые пули, но на них накинулся разъяренный Ташиев. Не ожидавшие такой реакции сотрудники СГО стали убегать от депутата. В это время на площади появились дополнительные силы МВД и спецназа, которые принялись разгонять митингующих. Последние попытались закидать силовиков бутылками и камнями, в ответ получили светошумовые гранаты и слезоточивый газ.

За оградой Белого дома. Фото © «Фергана»
Минут через двадцать после разгона на площади появились милиционеры на конях и с собаками. Вскоре начались задержания организаторов митинга, в страну из отпуска в Турции срочно вернулся президент Алмазбек Атамбаев.
Итог «мирного» митинга – двенадцать пострадавших (причем девять из них - сотрудники правоохранительных органов), три депутата задержаны, сейчас они находятся в следственном изоляторе (СИЗО) Госкомитета национальной безопасности (ГКНБ).
Напомним, депутатам киргизского парламента Камчыбеку Ташиеву, Садыру Жапарову и Таланту Мамытову предъявлены официальные обвинения в попытке насильственного захвата власти (ст.295 Уголовного кодекса Киргизии, от 12 до 20 лет лишения свободы), Ташиеву и Жапарову вменяют также нарушение статьи 297 - «Публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя» (до пяти лет лишения свободы). Хотя, как полагают многие эксперты, действия парламентариев максимум подпадают под статью «Хулиганство».
Видимо, неожиданно переросший в захват главного здания страны мирный митинг настолько напугал власть, что она решила усиливать охрану Белого дома на время любой мало-мальски значительной акции протеста. Тем более что количество митингов в последнее время выросло – чаще всего они проводятся в защиту арестованных депутатов. Возросло и число охранников Белого дома. Бывает, что за оградой митингуют человек пятьдесят, за порядком следят сотрудники МВД, а внешний и внутренний периметр Белого дома охраняют несколько сотен вооруженных представителей силовых структур (внутренние войска МВД, СГО, Нацгвардия и даже кинологи). Силовиков привозят автобусами.

У одного из входов в Белый дом. Фото © «Фергана»
Возьмем, к примеру, митинг в защиту Ташиева, прошедший 13 ноября. Благодаря наличию аккредитации я беспрепятственно прошла в Белый дом и лично убедилась, что находящиеся там силовики приведены в боевую готовность. Каждую въезжающую во двор машину встречала охрана с собаками, чего раньше не было. Прохожу на территорию Белого дома: по всему периметру скучающие силовики сидят или стоят группами по 10-15 человек, некоторые мне подмигивают, шутят. Одни в зеленой форме, другие - в черной, третьи - так называемые «черепашки»: в шлемах, с дубинками и щитами. А вот и один из автобусов (примерно на 40 мест), в которых привезли силовиков.
Внутри здания та же картина – изнывающая от отсутствия активной работы охрана. Не могу точно сказать, сколько силовиков охраняло Белый дом в тот день, но что их было в несколько раз больше, чем митингующих, – однозначно.

В ожидании команды. Фото © «Фергана»
Проведя «разведку» здания, возвращаюсь на улицу. Митингующие уже начали марш вокруг Белого дома. По внешнюю сторону забора их сопровождают милиционеры, со двора – к забору начинает стягиваться часть охраны. Вскоре нескольким представителям митингующих разрешили войти в Белый дом для проведения переговоров с властями. Эскортом для них становится десяток силовиков.

Силовики сопровождают митингующих в Белый дом. Фото © «Фергана»
В итоге митинг завершился мирно, а охранники Белого дома не упустили возможность продемонстрировать силу властей. Чтобы другим неповадно было!
***
Конфликтолог, директор общественного фонда «Эгалите» Татьяна Выговская, к которой «Фергана» обратилась за комментариями, считает, что если охранников Белого дома больше, чем самих митингующих, это показатель того, что власть решила бороться с «митинговой демократией». Пример тому - разгон митинга 3 октября, после которого власть снискала популярность среди простого населения, опасавшегося беспорядков. Учитывая два предыдущих переворота – 2005 и 2010 годов, - настороженность властей по отношению к митингам – вполне нормальное явление, считает Выговская.

На митинге 13 ноября. Фото © «Фергана»
«Нельзя сказать, что Атамбаев испытывает именно страх перед митингующими. Это, скорее, демонстрация силы и способности обеспечить правопорядок, выраженная в усилении охраны Белого дома. Вряд ли нынешнее правительство хочет допустить очередную смену власти. С одной стороны, непропорциональное митингующим увеличение охраны может говорить о том, что силовикам пришла неточная оперативка о количестве участников акции протеста, либо силовики сами перестраховываются. С другой стороны, усиление мер безопасности свидетельствует о том, что эта власть, скажем так, хочет задержаться. Честно говоря, есть чего бояться: у нас хорошо действует синдром толпы, а ее подзадоривание может вылиться в беспорядки. Хотя говорить, что два последних митинга, на которых наблюдалось повышенное количество правоохранителей, могли закончиться реальным государственным переворотом, тоже не приходится», - отметила конфликтолог.
Она подчеркнула, что, давая оценку количеству силовиков, не стоит забывать о сути митинга.
«Когда митинговали женщины, требуя ужесточения наказания за кражу невест, такого количества охраны там не было. Другое дело - митинги по Кумтору, по горнодобывающей отрасли. Власть боится этой темы, есть реальные признаки, подтверждающие ее опасения. Тем более что тематика действительно достаточно взрывная, и оппозиция в этом отношении держит свой «политический нос» по ветру. В нашей стране митинги оппозиции, а тем более тех, кто считается сильными оппонентами, добром не заканчиваются. Народ и власть уже научены горьким опытом», - напомнила Татьяна Выговская.

На митинге 13 ноября. Фото © «Фергана»
***
О технической стороне охраны Белого дома «Фергана» поговорила с подполковником, бывшим начальником Управления специальных операций «Альфа» (УСО (А) Алмазбеком Джолдошалиевым, который проходит по делу о событиях 7 апреля 2010 года. В тот весенний день он и его подчиненные защищали объект государственного значения, а сейчас находятся на скамье подсудимых.
«Фергана»: - Какие силы охраняют Белый дом?
Алмазбек Джолдошалиев: - Дом правительства (Белый дом) является режимным стратегическим объектом номер один, который подпадает под закон об охране режимных объектов. Прерогатива охранять Белый дом предоставляется службе государственной охраны, она отвечает за его целостность и допуск на его территорию.
Все, что связано с Белым домом, - необходимая составляющая вопросов безопасности первых лиц страны. В качестве примера проведем параллель между каскадом ГЭС и Белым домом. Если совершить диверсию на ГЭС, это может привести к массовым жертвам - путем затопления. Если провести террористический акт в отношении Белого дома, где находится президент, олицетворение государства, то это также чревато дестабилизацией страны. А президент в Кыргызстане еще и главнокомандующий, то есть, страна может лишиться и главнокомандующего. Поэтому усиление охраны данного объекта – нормальная практика.
Сейчас много говорят о том, что надо убрать ограждение Белого дома. Я считаю, что надо разделить парламент и резиденцию президента. Чтобы к первым, которые считаются народными избранниками, люди могли свободно приходить и делиться своими чаяниями. А место, где находится президент, должно оставаться охраняемым объектом.

По разные стороны. Фото © «Фергана»
В обязанности СГО помимо защиты Белого дома входит охрана первых лиц государства: президента, премьера, спикера и председателя Верховного суда. Но когда происходят события, связанные с неправомерными акциями в отношении стратегически важных объектов, определенные силовые структуры консолидируются. То есть, если внешний периметр охраняет милиция (согласно закону об охране общественного порядка), а внутренний - СГО, то в ситуациях, которые были в 2005 и 2010 годах, привлекаются дополнительные силы. Это прерогатива главы государства.
В 2010 году существовал определенный план мероприятий, по которому задействовались другие подразделения, в частности, сотрудники Министерства обороны, спецназ «Альфа». И сегодня «Альфа» привлекается не только для борьбы с терроризмом, но и для охраны первых лиц государства, если у СГО не хватает своих сил. Мы также сопровождаем руководство страны в поездках, например, вопросы безопасности пребывания Розы Отунбаевой на юге в 2010 году решала «Альфа» совместно с СГО.
Что касается «черепашек», то изначально так называли обмундирование силовиков, но сейчас это название приобрело нарицательный характер. Такая форма существует в Нацгвардии, которая до 2010 года входила в СГО. Сейчас СГО передали девятому управлению ГКНБ, а Нацгвардия стала самостоятельной структурой.

Внешняя охрана Белого дома. Фото © «Фергана»
- Было непривычно видеть людей в военной форме во время митинга 13 ноября.
- Форму, которую носит СГО, – военная. Отмечу, что с формой во многих подразделениях – бардак, в силу не очень благоприятной экономической составляющей. Но у Минобороны и СГО своя форма со своими знаками отличия. СГО входит в состав вооруженных сил страны, и ее сотрудники носят такую же военную форму.
- Форма вооруженных парней, которые стояли 13 ноября непосредственно у стен Белого дома, отличалась от других.
- Я не знаю, кто в тот день охранял Белый дом, но в 2010 году его охраняли представители Минобороны, Нацгвардии, милиции и «Альфа».
- В каких случаях для охраны Белого дома привлекаются снайперы?
- Крыша здания - это один из постов, на которых постоянно должны находиться наблюдатели, когда президент находится в Белом доме, приезжает или выезжает оттуда. Этот пост существует с момента избрания первого президента Кыргызстана. Задача стоящего на этом посту - отслеживать ситуацию вокруг Белого дома, докладывать соответствующему руководству и так далее, а самое главное - проведение контрснайперских мероприятий.

«Черепашки». Фото © «Фергана»
Белый дом – это высотное здание, в котором находится президент, к нему прилегают другие здания, обстановку там надо тоже отслеживать. То есть, крыша этого дома – такой же пост на территории режимного объекта, как и другие, где должны находиться сотрудники СГО. Помимо того, что они ведут наблюдение, в случае обнаружения угрозы первым лицам государства они должны действовать в соответствии со своими инструкциями.
Отмечу, то, о чем я сейчас рассказываю, не секрет, так как все это звучит на суде по событиям 7 апреля. Когда первые лица государства выходят на площадь, посты усиливаются либо выставляются дополнительные, проверяются все прилегающие высотные здания. Необходимость в дополнительных постах возникает, когда президент участвует в массовых мероприятиях на центральной площади. Посты и здания берутся под охрану всеми службами, в том числе МВД, ГКНБ и другими оперативниками, имеющими допуск для проведения таких мероприятий.
- Чем вооружены охранники Белого дома?
- Для «черепашек» по их функциональным обязанностям кроме защитной формы, щитов, касок и резиновых палок предусмотрено специальное оружие, которое стреляет резиновыми пулями, а также газовые и светошумовые гранаты. Что касается вооружения других силовиков, то там все зависит от их задач. Для «Альфы» предусмотрено боевое (огнестрельное) оружие.
- В каких случаях разрешено применять боевое оружие?
- В Законе «Об органах национальной безопасности» прописано, что «огнестрельное оружие применяют сотрудники органов национальной безопасности в крайних и следующих случаях:
- для защиты граждан от нападений, угрожающих их жизни и здоровью, в целях самозащиты от нападения, а также при пресечении насильственного захвата оружия;

«Черепашки». Фото © «Фергана»
- для отражения группового или вооруженного нападения на сотрудников органов национальной безопасности, выполняющих служебные обязанности или общественный долг по обеспечению национальной безопасности, охране общественного порядка и борьбе с преступностью, а также нападения на них, когда их жизни и здоровье подвергаются опасности;
- для отражения группового вооруженного нападения на жилые помещения граждан, на важные и охраняемые объекты;
- для остановки транспортных средств путем их повреждения, если водитель ставит под реальную угрозу жизнь или здоровье граждан, не подчиняется требованиям сотрудников национальной безопасности и внутренних дел».
То есть, во всех тех случаях, что нам инкриминируются в рамках суда по 7 апреля, мы имели полное право применить оружие. А люди, которые далеки от этого, не могут до конца понять суть нашей работы.
- Как Вы считаете, действительно ли сейчас Белый дом охраняется лучше, чем прежде?
- Когда проходят митинги политического характера, любая власть чувствует дискомфорт. Все, что связано с безопасностью, болезненно воспринимается любым руководителем любой страны. Никто не пожелает себе при своем правлении, скажем так, неудобств.

У ворот Белого дома. Фото © «Фергана»
При Акаеве СГО в масштабах страны только зарождалась, где-то она шла по пути школы СССР. Советская школа в вопросах обеспечения безопасности первых лиц государства была очень сильной, многие наши офицеры тогда проходили обучение в России. У нас всегда шел обмен опытом между аналогичными структурными подразделениями других стран. Я знаю, что до 2010 года наши ребята проходили обучение, кроме России, в США, Франции, Израиле, Китае.
И в целом: например, есть у СГО тысяча человек, больше их, в любом случае, не станет. Из них и будет формироваться охрана. Но если будут нужны дополнительные средства, привлекут других силовиков.
- По Вашему мнению, после событий 7 апреля и начавшегося суда над «Альфой» изменилось ли моральное состояние сотрудников подразделений, которые охраняют Белый дом и руководство страны?
- Не скажу, что морально-психологическое состояние силовиков ухудшилось, но оно было бы лучше, если бы нынешняя власть поддерживала их во всех отношениях и защищала. В законах прописано, что представители силовых структур имеют право на защиту со стороны государства. Поэтому то, что творится на суде по событиям 7 апреля, - прихоть некоторых политиков, которые сказали «А» и теперь должны сказать «Б», но не могут. Необходимо соблюдать Конституцию и законность, суды должны принимать справедливые решения, ни в коем случае нельзя идти на поводу людей, которые требуют себе дивидендов. Вот тогда представители силовых структуры будут уверены в том, что их права соблюдаются.