Юрий Копытин: Суд по 7 апреля. Казнить нельзя помиловать

На сайте koketka.by есть много рецептов первых блюд
, а все о беременности на 5 неделе можно найти здесь

Суд по событиям 7 апреля 2010 года практически вышел на финишную прямую. Подавляющее большинство потерпевших опрошены, высказались и сами подсудимые. Казалось бы, картина проста и понятна, и отечественная Фемида вот-вот поставит запятую в нужном месте известной фразы «Казнить нельзя помиловать». Но слепая, а в нашем случае, похоже что, еще и глухая, да, к тому же, и немного предвзятая, богиня правосудия откровенно тянет резину. Тянет, потому что правосудием, основанном на законах, здесь и не попахивает. Тянет, потому что тянут не в зале суда, а чуть выше. Тянет, потому что изначально процесс строился на политике и популизме, на голых обещаниях и страхе отдельных чиновников откровенно сплоховать в глазах определенного слоя населения, которому они, так или иначе, обязаны своими высокими постами. Тянет, потому что другая часть общества стала разбираться, что к чему, кто кому врет, и кого, судя по всему, в суде хотят выставить «козлами отпущения». Вот и тянут всем миром.

Для хорошей истории нужно хорошее начало
Завязка, пожалуй, один из самых главных моментов при создании хорошей, пользующейся спросом, истории. Это знает каждый писатель. Как начнешь рассказ, так он и пойдет. Похоже, догадывались об этом в недавнем 2010 году и представители Временного правительства. Суд по событиям 7 апреля начался на редкость феерично. «Поймали снайперов, наемников, убийц!». Столь громкими заявлениями в самом начале этой не самой лицеприятной истории особенно грешил тогдашний куратор правоохранительной системы Азимбек Бекназаров. Заявлял это, где только мог. Быть может, сейчас уже забыл, но история помнит его пламенные речи перед толпами народа. Справедливости ради заметим, что в те дни, заявляя о поимке снайперов, Азимбек Анаркулович отдавал себе отчет в том, что под видом тех самых «снайперов», он предоставит спецназ СГО и «Альфу». Опять-таки, справедливости ради заметим, что когда Азимбек Анаркулович это заявлял, его - пламенного оратора, на митингах и в далеких командировках на юг Кыргызстана (ровно, как и Розу Отунбаеву), охраняли те самые СГОшники, те самые «наемники», «убийцы», «враги народа». Именно этих людей, спустя несколько дней после громких заявлений, арестуют и сопроводят в СИЗО ГКНБ. Именно эти люди позже в своих показаниях открыто заявят «Они (Временщики) с трибун кричали о поимке. Нам стало легче. Подумали, что наконец-то разобрались, кого-то поймали. Стояли и охраняли их, не зная, что, оказывается, поймали нас». Вот сиди теперь и думай – то ли нервы у «временщика» были стальные, чтобы позволить «убийцам» свою жизнь охранять, то ли лицемерил попросту.

Арифметика Фемиды
Отдельного внимания заслуживает «назначение» подсудимых. Ох, простите! Некрасивое слово какое-то, неполиткорректное. Наверное, лучше было бы сказать «поимка» или «выявление». Но нет, слово «назначение» в этой истории куда как уместнее. По семь человек от «Альфы» и СГО. Все, кто по штатному расписанию является снайпером, а значит – «убийцей». И к черту презумпцию невиновности, к черту даже то, что некоторые из подсудимых, которых сегодня обвиняют в том, что они спровоцировали толпу 7 апреля у здания Форума, у здания этого не находились – были в расположении ГКНБ. К черту! Простая арифметика: 7 от вас, 7 от вас – поровну и без обид. Милиционеров трогать не стали. Несмотря на то, что в день переворота силовиков в милицейской форме и у здания Форума, и на центральной площади было предостаточно, и стреляли они немало. Но никто из них на допрос вызван не был, ни чей автомат на баллистическую экспертизу не затребован. Причина до боли проста. Милиция сразу после революции показала силу. Наверное, не стоит напоминать о митинге, своевременно проведенном милиционерами в день событий в селе Маевка. Люди друг друга резали, у гражданских людей жгли и грабили дома, а люди в форме показывали «временщикам» многотысячную силу. Вот их и не тронули, не стали привлекать ни к следствию, ни к суду. Со спецназом все легче – их немного, и они мало кому известны.

Оптовые обвинения, оптовые улики, оптовые доказательства
Отдельного внимания в суде по 7 апреля заслуживает работа следствия. Первая формулировка обвинения, предъявленного спецназовцам, не может не удивить. Бойцам «Альфы» и СГО приписали и узурпацию власти, и повышение тарифов на коммунальные услуги, и введение 60 тыйынов за соединение в сотовой связи. Казалось бы, где боец спецназа, и где сотовая связь? Но логика следствия была железной. Позже, к слову, эти пункты, откровенно популистские пункты, все же убрали. Осталось обвинение в убийстве одного и более лиц. При том, получается, что каждый «альфовец» или СГОшник убил по 89 человек. Но это еще мелочи, по сравнению с тем, что началось дальше, при детальном ознакомлении суда с уголовным делом.

«По уголовному делу сделали подозреваемыми всех штатных снайперов спецназа СГО и «Альфы» с калибром оружия 7,62 миллиметра – винтовка. Но в деле есть раненые и погибшие от оружия калибром 5,45 миллиметра – автомат, их очень много, немало и осколочных ранений. Я откровенно спрашивал у следствия: «Хорошо, 7,62 вы повесили на нас, а 5,45 и все прочее на кого повесите?». Мне ответили: «Ничего страшного – 5,45 выведем в отдельное производство». В то же время каждому из нас инкриминировали убийства 89 человек и ранения, нанесенные 312 пострадавшим. Как это понимать?», - в одном из интервью K-News рассказывает бывший командир спецподразделения «Альфа» Алмаз Джолдошалиев.

Еще один пример, всплывший уже в зале суда. Выяснилось, что подсудимый боец «Альфы» Канат Кадыров, исходя из логики следствия, одновременно присутствовал сразу в трех точках города - в районе здания «Форума», на площади «Ала-Тоо» и в 7-микрорайоне. Второй подсудимый Талантбек Мамбетов рассказал на суде, как велись допросы и следствие.

«Все обвинения написаны одинаково, в спешке, поскольку нас «назначили» обвиняемыми. Хочу рассказать, как проводилось якобы «следствие». Первый раз меня допрашивали 12 апреля, как свидетеля. Протокол этого допроса следователи потеряли и восстанавливали позже, заставляя меня подписать его задним числом. А вот уже на третьем допросе я присутствовал как подозреваемый. Меня это возмутило. Эльдияр Алымов – следователь - заявил: «Пойми ты меня, ты же - военный, выполняешь приказ, я тоже - военный, тоже выполняю приказ». Я спросил: «Чей?». Он ответил: «Приказ пришел сверху от Бекназарова. Пойми, мы пытались привлечь милиционеров. Они сразу вышли на митинг, их много. Военных привлечь тоже нельзя - их тоже много. А вас и СГОшников мало. Ты пойми, мы привлекаем вас на время. Пока все не успокоятся», - рассказал Талантбек Мамбетов.

И еще немного воспоминаний о том, как уголовное дело после «расследования» перешло в суд.
«Виновными люди признавались не на следствии и не в суде, а на седьмом этаже Белого дома под председательством теперь уже бывшего президента переходного периода Розы Отунбаевой. Это было секретное совещание, на котором присутствовали судьи Верховного суда, представители Генеральной прокуратуры. Тогда определялся круг лиц и даже раздавались статьи – кого и в чем обвинить. То, что совещание было и документ действителен, подтверждают присутствовавшие на нем Азимбек Бекназаров и Кубатбек Байболов. И после этого они поют песни о реформе судебной системы, о деполитизации правоохранительных органов? Это же верх цинизма», - в своем недавнем интервью K-News рассказала адвокат подсудимых Чолпон Джакупова.

По словам Чолпон Джакуповой, в самом начале расследования по событиям 7 апреля она предупреждала президента переходного периода: «Роза Исаковна, Вы не должны это дело в таком безобразном виде передавать в суд! Это будет скандал». Отунбаева ответила: «Меня душат революционеры, я должна им кого-то отдать. Кто-то должен быть виновным»

Самый вопиющий факт – гибель в январе 2011 года подсудимого снайпера «Альфы» Женишбека Бабраимова. Находясь под судом, он был привлечен к участию в спецоперации по ликвидации террористической группы в селе Беш-Кунгей. 30-летний спецназовец, по сути, вызвал огонь террористов на себя и умер от ран по дороге в госпиталь. Позже Роза Отунбаева, выступая перед сотрудниками прокуратуры, раскритиковала их за участие подсудимого в боевой операции. Заметим, что ни слова о том, что человек ценой жизни защитил Родину, сказано не было.

«Кто-то должен быть виновным». Пожалуй, эту фразу, оброненную Розой Отунбаевой, стоит взять за девиз суда по событиям 7 апреля 2010 года. Бакиев и компания за преступления свои не ответят – это факт, надо быть крайне наивным, чтобы рассчитывать на то, что Курманбек Бакиев и его приближенные понесут наказание. Прокуратура Кыргызстана отправила не один десяток запросов в соответствующие органы Беларуси. Толка нет. Быть может, стоило вначале не выпускать, чтобы потом так усердно не создавать видимость ловли «бакиевцев». Остаются только офицеры - люди, выполнявшие свой долг – их теперь и отдадут на растерзание толпы. Что касаемо самих потерпевших, то даже они сейчас делятся на несколько лагерей. Одни рьяно, раз за разом, устраивают шоу на суде, такую группу не без оснований приписывают к ряду политиков. Говоря простым языком, используют народ исключительно в своих политических целях. А есть и вторая группа потерпевших – раненые и потерявшие близких люди требуют справедливости, как правило, в судебных потасовках не участвуют и при личной беседе подтверждают - виноват не спецназ, а бывший президент и его окружение. С потерпевшими и вовсе сложилась сложная ситуация. На судебном разбирательстве выяснилось, что некоторые из убитых были найдены совсем не на площади. Среди раненых есть те, кто получил ранения дробью, а дробовиков у спецназа не было. Апофеозом стало воскрешение одного из убитых. Оказалось, что человек жив и здоров, работает в России. Этот скандал быстро замяли. Разбираться детально в произошедшем похоже никто не желает. Видимо, потому что в «герои» и «антигерои» апрельской революции записывали оптом, с легкого росчерка властной руки, и детальное разбирательство в таких нелицеприятных моментах может кардинально изменить существующую картину.

Промывание мозгов
В начале весны власти встрепенулись. На государственных каналах, известно кому принадлежащих, появилась целая волна материалов, очерняющих подсудимых спецназовцев. Довольно однобокие сюжеты, рассказывающие об «убийцах», абы как сляпанные блиц-опросы прохожих, сводящиеся к одному: «осудить!». Складывается ощущение, что начавшее разбираться в ситуации общество, за уши пытаются притянуть к необходимому мнению, промыть мозги и вставить одну полезную властям мысль. Исходя из этого, можно предположить, что спецназовцев все же осудят, что называется, «сольют». На высоких этажах Белого дома видимо решили в самом начале революционной весны не злить революционную толпу. Сезон митингов открыт, а стало быть, с настроениями людскими надо быть осторожнее. Похоже, что подслеповатой Фемиде все же подсказали, какую чашу стоит опустить вниз, и где во фразе «казнить, нельзя помиловать» стоит поставить запятую.